Главная О проекте Бизнес Финансы Экономика Фондовый рынок Строительство Технологии

Не рецессия, а стагнация. Но хрен редьки не слаще

РецессияПо данным Минэкономразвития, в мае и июне 2013 года ВВП твёрдо стоял на месте. Сократились инвестиции, выросла безработица, рост потребительского спроса произошёл, но за счёт импорта. Выпуск обрабатывающей промышленности упал на 1,5% по сравнению с прошлым годом, при этом основное падение постигло производство транспорта и металлургию, наиболее существенно (на 20-25%) снизился выпуск грузовых автомобилей и вагонов, то есть товаров инвестиционного спроса, что весьма показательно. Экономика серьёзно затормозила.

Министр экономразвития Улюкаев, которого назначили в июле этого года для укрепления экономического блока, поставил экономике «несмертельный» диагноз: не рецессия, а всего лишь стагнация, то есть замедленный рост. Он предложил свои пути спасения. Проанализировав программу министра, многие эксперты были разочарованы: увы, всё это микромеры для краткосрочного роста. Для «лечения» экономики Улюкаев прописывает следующие рецепты: помощь малому и среднему бизнесу, доступ к закупкам госкомпаний, налоговые льготы для инвесторов, доступное банковское кредитование и т.д. Прежний глава МЭР Белоусов тоже много говорил об этом. Однако всё это до макроэкономики явно не дотягивает, хотя и может быть использовано в качестве «сопутствующего лечения». Правительство, как обычно, ждёт урожая-2013: произведём больше сельскохозяйственной продукции – снизятся цены, уменьшится инфляция. Возможно, есть тайные надежды на рост мировых цен на нефть в связи с ситуацией в Египте. И конечно, в качестве спасения — помощь Центробанка. Отметим, что власти вдруг вспомнили про Фонд национального благосостояния: Путин дал добро на использование средств ФНБ.

Итак, Политика стерилизации (вывода из обращения) денежной массы как средство борьбы с инфляцией, кажется, закончилась — бюджетные резервы начинают использовать по полной программе. Предполагается, что из ФНБ возьмут деньги на три инвестиционных проекта — кольцевую дорогу вокруг Москвы, высокоскоростную магистраль до Казани и расширение Транссиба. А Минэкономразвития считает целесообразным начать подъём авиа-, судо- и двигателестроения, при этом отбирать проекты, претендующие на средства ФНБ, по особым критериям. Странно только, что выбраны довольно дорогие и неокупаемые проекты, ведь, например, для ВСМ до Казани потребуются долгосрочные дотации, а фонд вряд ли резиновый. Что касается развития Транссиба, то тут упоминаются и вовсе астрономические суммы — на гигантскую стройку века уйдёт не менее 450 млрд рублей. Не забудем, что деньги из «кубышки» ФНБ — это деньги пенсионеров, и сохраняются ли их возвратность и доходность в случае инвестирования в столь дорогостоящие проекты — об этом умалчивается.

Эксперты настроены критически: такие методы пробовали использовать в Америке 30-х годов во время депрессии. Всё это устарело. С той поры государства научились более эффективно расширять спрос и сокращать безработицу, а мы всё ещё топчемся на месте и ждём чудес. Что ещё говорит министр Улюкаев? По его мнению, причины, мешающие росту ВВП — сокращение мировой торговли, снижение прибыли кампаний, рост издержек на труд и тарифов естественных монополий. Министр предупредил, что мы вступили в долгий период снижения потенциала мировой торговли. Прошлогоднее резкое свёртывание малого бизнеса в связи с удушающим налогообложением — тоже один из факторов стагнации. В этой связи Минэкономразвития предлагает, помимо региональных фондов, образовать федеральный гарантийный фонд для малого бизнеса. Одна из мер — свободный доступ малого и среднего бизнеса к закупкам компаний с госучастием инфраструктурных монополий, однако эта сфера довольно непрозрачна и вызывает вопросы.

Интересно, что ещё в 2008 году Улюкаев, бывший тогда зампредом Центробанка, мягко называл реальный экономический спад «неустойчивым равновесием». А глава Сбербанка Герман Греф уверенно заявил о вполне здоровой макроэкономической ситуации, и том, что катастрофы не будет. После падения рубля на 5% напряжённую общественность «успокаивал» также и министр финансов Антон Силуанов — мол, ничего страшного, не надо нервничать. Всё это сильно напоминает, как во времена дефолта Ельцин твёрдо и чётко заверял: девальвации не будет, просчитано. С той поры, кстати, прошло 15 лет.

Чего можем ожидать? Внутренней девальвации. Роста цен на местные товары при сохранении зарплат на прежнем уровне. Сокращения социальных расходов — социальная нагрузка планировалась на основании несбывшихся прогнозов по росту ВВП. Пока что российская экономика ещё не в рецессии, но уже к осени следующего года она вполне может там оказаться. Экономическая система, стоящая на нефтяной ренте, практически обвалилась, что подтверждается значительным оттоком капитала. Ну, а рецессия, как известно, завершается экономическим спадом. Правда, про депрессивное состояние российской экономики в верхах слышать не любят, поэтому и Белоусова сменили на Улюкаева. А тем временем нефтегазовый Титаник начинает медленно идти ко дну.



Оцените автора: 12удовл.хор.отлично (оценок: 3, средняя: 5.00 из 5)
Loading ... Loading ...


Введите Ваш E-mail адрес:

Форма подписки на AltaEmpresa



Яндекс.Метрика